История моей жизни
(или как я стала режиссером)

«За детство счастливое наше, спасибо, Родная страна»

Это случилось в прошлом веке. 29 декабря 1960 года в г. Москве. В этот день я родилась. В обычной советской семье рабоче-крестьянского происхождения. Родители приехали в Москву из Пензенской области. Жили мы в «бараке», в комнате площадью 9 кв.м вчетвером: родители, старшая сестра и я. И таких комнат в бараке было сорок штук. По длинному коридору дети катались на велосипедах. Помню, как на огромной кухне сразу несколько женщин-хозяек готовили одновременно еду. И еще помню, как на этой кухне меня мыли в тазу. В отдельную квартиру переехали, когда мне исполнилось 5 лет. Росла я, как простой советский ребенок. Ясли, детский сад, школа. В школе — пионерия, комсомол. Все по порядку, как росли миллионы советских девчонок и мальчишек. Родители — на работе, дети во дворе. Тогда не было компьютеров. Тогда дети вырастали на улице. С самого раннего детства меня потянуло в искусство. Сохранилась фотография из детского сада. Мне 5 лет. Я в Украинском костюме танцую «Гапак». В школе я училась хорошо, плохо учиться не позволяло самолюбие. И всегда все хотелось узнать и успеть, во всем принять участие. Староста класса — я, секретарь классной комсомольской организации — я, стенгазету сделать — я, в концерте школьном выступить — святое дело! А как же — без меня? Но самое большое из моих детских воспоминаний — это занятия в Народном хореографическом ансамбле «Юный Москвич», в котором прошло все мое детство. Я очень благодарна родителям и своей старшей сестре за то, что они находили время, чтобы возить меня на занятия с окраины Москвы в центр города в ДК им. Зуева, где коллектив располагается и по сей день и в котором теперь проходит детство моей дочери. А в свободное от танцев время — КИНО! Поход в кинотеатр — праздник! На любимые фильмы с подружками могли ходить по несколько раз. Тогда я не думала, что это увлечение со временем перерастет в профессию.

«Мои университеты»

Закончив, как примерный ребенок, школу на 4 и 5, задумалась, куда пойти учиться? Высшее образование — как красиво звучит! Поскольку родители его не имели, мечтали, чтобы у дочерей оно было. Решив поступать на заочное отделение Московского филиала Ленинградского института киноинженеров, о существовании которого узнала из справочника абитуриента, пошла искать работу на одной из Московских киностудий. Так как в семье и среди ближайших родственников «киношников» не было, работу пошла искать самостоятельно. Обошла все киностудии Москвы. Ничего не получалось. Узнала, что есть такой институт ВГИК, а при нем учебная киностудия. Поехала туда. Никак не могла найти институт. Спрашиваю у прохожего, как найти ВГИК. — А Вы что , девушка, поступать собрались? — Да нет, что Вы, я на работу хочу устроиться, на учебную студию. О поступлении во ВГИК я и мечтать тогда не могла. — Смотрите, девушка, осторожнее. Кино — это такое «болото», затянет и на всю жизнь, не выбраться! — Да, подумала я про себя, сам, наверное, киношник. Уж очень он был похож на работника искусства. Высокий, красивый, с бородой… и шел по направлению к институту. Но и во ВГИКе у меня ничего не получилось…
Судьба привела меня на Центральную студию документальных фильмов, она была последней в списке. Там меня взяли на работу машинисткой. Я пообещала, что за месяц научусь печатать на машинке. И обещание свое я сдержала, причем досрочно. «Жалко, правда, что артисты здесь редко встречаются», — подумала я, но ничего, немного поработаю, а там посмотрим.
Так началась моя трудовая, а впоследствии и творческая биография. Слова прохожего оказались пророческими. Меня, как и многих других, затянуло… И на всю жизнь.

«Тяжело в учении — легко в бою»

…через 5 месяцев я была уже повышена в должности — а должность эта называлась «заведующая машинописным бюро». Я этим гордилась.
В ЛИКИ я, к счастью, не поступила, двухнедельного трудового стажа оказалось маловато…
«Ничего, буду поступать на следующий год», — подумала я. Еще через 5 месяцев я опять была повышена в должности. Эта должность была очень ответственной — секретарь-машинистка сразу двух очень важных в те времена общественных организаций — профсоюзного и партийного комитетов студии, так как они располагались в смежных комнатах. Больше всех была рада моя мама. А я думала, что, наверное, я умная, раз мне доверили такой ответственный пост. И очень старалась справляться с работой, оправдать доверие руководства. А по вечерам еще успевала подрабатывать: печатала сценарии, которые мне приносили студийные сценаристы и режиссеры.
Время шло очень быстро, нужно было готовиться к поступлению, но я уже не хотела поступать в ЛИКИ. Ведь многие мои новые друзья и знакомые учились во ВГИКе ! А чем я хуже? — подумала я и начала штурмовать это неприступное в те годы, да и сейчас, я думаю, тоже, заведение. Да, нелегким оказалось это занятие. Даже, самый, как я тогда думала, не престижный экономический факультет (на творческие факультеты — не хватило смелости). Но, поскольку по знаку гороскопа я козерог, а знак этот отличается большим упорством, штурм мой продолжался не один год, и с третьей попытки в 1981 году я одержала победу. Счастью не было конца!…Но директором картины мне не суждено было стать.

«Зигзаг удачи»

Работая на студии, я часто заходила в гости к подруге, которая работала монтажницей позитивно-монтажного цеха. Меня завораживала ее работа на монтажном столе. Вот она, настоящая работа в кино, — думала я, глядя на пленку. А я трачу время на протоколы заседаний и прочую ерунду.
И в 1983 году, будучи студенткой 3 курса ВГИКа (вечернего отделения), я , сделав «крутой вираж» в своей жизни, перешла в позитивно-монтажный цех ученицей-монтажницей. Первым моим заданием было склеить остатки позитивной пленки. «Что тут делать-то?!» - подумала я и принялась за работу. Но после просмотра первого склеенного мною ролика мне стало плохо…Часть планов была приклеена вверх ногами, а часть – задом наперед! «Ты с ума сошла, зачем тебе это нужно? — говорили мне все на студии. Ты же скоро ВГИК закончишь!» Но я ни разу об этом не пожалела. «Болото» затягивало меня все больше и больше…Мне было интересно все, я , как губка, впитывала все, что происходило вокруг. Оператор приносит отснятый материал в монтажную — я бегу смотреть. Режиссер с монтажером монтируют кино — я рядом. Режиссер с автором обсуждает сценарий — я сижу, слушаю. Группа на озвучание в аппаратную — я за ними. Режиссер сдает «немой» вариант Худсовету,- «можно, я с Вами…» Это же так все интересно! Вот она, настоящая работа в кино! Со временем режиссеры стали ко мне прислушиваться, я начала понимать, что я что-то начала понимать… Я влюбилась в документальное кино и поняла, что на свете нет ничего интересней.

Перестройка

В 1990 году, в тяжелые для нашего кинематографа времена, мне пришлось уйти с любимой студии, на которой прошла вся моя молодость. Успев в 1986 году закончить ВГИК, выйти замуж и родить в 1987 году сына Ивана, я уходила со студии уже монтажером в создававшийся тогда «Центр кино и ТВ для детей и юношества» под руководством Ролана Быкова , а в 1991 году — на Телевидение в Творческое объединение «Экран» в студию Мультфильмов, где работала монтажером до 2000 года , с небольшим декретным отпуском. В 1994 году я родила еще и дочку Анну. Работать на «мультиках» было интересно, там была своя специфика, а осваивать что-то новое всегда интересно, мне, по крайней мере. Но я очень скучала по документальному кино. В 2000 году «Экран» практически перестал существовать, пришлось уйти в «свободное плавание» и работать по договорам на фильмах в качестве не только монтажера или ассистента режиссера по монтажу, но и пробовать себя на других «ролях». Так на картине Ф. Янковского «В движении» мне была доверена работа воспитательницы тогда еще несовершеннолетней восходящей звезды нашего кинематографа Оксаны Акиньшиной. Без работы время останавливалось, казалось, что в жизни ничего не происходит… Поэтому бралась за разную работу, даже выезжала водителем на съемки со съемочными группами. Выехав однажды на съемку в качестве водителя, я случайно оказалась в Большом театре на занятии Анастасии Волочковой. Снимался фильм о ее педагоге, известной в прошлом балерине, солистке Большого театра Марине Кондратьевой. А так как я никогда не расставалась со своей видеокамерой, я сняла эти занятия на пленку. (А еще на этой съемке я успела сфотографировать саму М. Кондратьеву. И эта фотография потом была опубликована в двух журналах!) Смонтировав дома фильм о А.Волочковой, отправилась с ним в 2003 году поступать на режиссерский факультет в Институт Повышения квалификации работников ТВ и РВ в мастерскую профессора И. К. Беляева и Г.В.Визитей. В этом же году подала документы в Союз Кинематографистов РФ. Меня приняли!
В 2004 году началась моя работа в качестве режиссера. Вот она, настоящая работа в кино! Первая в моей жизни самостоятельная режиссерская работа — о Евгении Владимировиче Колобове. Как же мне было страшно… Я поняла, какая это ответственность — быть режиссером.
В 2005 году я получила Диплом режиссера и две заработанные честным трудом пятерки за экзамен и дипломную работу. Через два дня после получения заветного диплома я уехала в командировку. У меня началась новая жизнь…
Но… нет предела совершенству… Недавно на сайте нашего известного режиссера Александра Наумовича Митты я нашла информацию о его курсах для сценаристов и режиссеров. Как такое пропустить?! И весной 2007г. я уже получила сертификат об окончании интенсивного курса по повышению квалификации сценаристов и режиссеров в школе-студии А. Н. Митты. А теперь еще там же заканчиваю съемочный курс. Результат работы нашей режиссерской группы — 5-минутный игровой фильм «На цыпочках…». Надеюсь, впереди новые горизонты…


©Ольга Чекалина, © 2005-2014
olga@chekalina.ru

???????@Mail.ru