Инцидент в автобусе

Как-то раз возвращалась я вечером домой после работы.

Был конец ноября. Уличный пейзаж ничем не мог порадовать глаз. Было темно, серо и сыро.

Я стояла на автобусной остановке и смотрела на людей, окружавших меня. Лица у всех были грустные, уставшие после трудового дня. Всем хотелось побыстрее добраться до дома. Не обращая друг на друга внимания, каждый внимательно всматривался в приближающийся транспорт, с нетерпением ожидая своего автобуса.

В руках у меня было две сумки, обычное дело для наших советских женщин, и я с ужасом представляла, как я буду садиться в автобус, так как автобусы наши очень редко бывают свободными, особенно в часы «пик».

Задумавшись, я не заметила, как подошел мой автобус и открыл двери прямо перед моим носом. Увидев номер моего маршрута и то, что в автобусе было почти пусто, я с радостью поднялась в автобус и даже уселась на свободное место со своими сумками. Счастью не было границ!

Господи, наконец-то можно расслабиться и немного отдохнуть, - подумала я.

Поскольку народу в автобусе было мало и никто никого не толкал и не пихал, и в связи с этим, естественно, никто не ругался. Все сидели тихо, мирно, довольные тем, что ехали домой с комфортом.

Среди этой тишины был слышен лишь разговор двух мужчин, которые сидели напротив меня и вели мирную задушевную беседу. Сидели они лицом ко мне и, поскольку делать мне было нечего, я невольно стала всматриваться в их лица. Эта привычка появилась у меня еще в детстве. Я всегда любила рассматривать людей в транспорте.

Ну так вот, один из моих попутчиков, мужчина лет 50-55, скромно, но чисто одетый, являлся представителем рабочего класса. Говорил он тихо, спокойно, рассказывал что-то про свой завод, про детей, про жизнь вообще и производил впечатление вообщем-то культурного человека. Тем более, что на голове у него была надета шляпа!

Другой же мужчина, очевидно, его друг, имел совсем другой вид. Возраст его я определить не могла никак. Смотрел он из-под лобья, на глаза была надвинута кепка. Он был небрит и было похоже, что мужчина этот совсем недавно вернулся из мест, не столь отдаленных. Так мне показалось…

Он мирно слушал своего приятеля, иногда что-то ему отвечал, но не очень внятно, так как оба они были, как-бы это сказать, не совсем трезвы. Но вели они себя прилично, никому не мешали и были заняты лишь своей беседой…

Вдруг, на очередной остановке, в автобус вошла женщина.

В каждой руке у нее было по тяжеленной сумке, взгляд ее совершенно ничего не отражал, можно даже сказать, что она никуда и не смотрела. На голову нахлобучена вязаная мохеровая шапка, причем связанная уже очень давно. Шапка налезала на лоб, но в связи с тем, что руки у женщины были заняты, она не могла ее поправить руками и пыталась сделать это своим же лбом. От этого она выглядела очень нелепо и даже смешно. Мне стало ее жалко. Вся остальная одежда была ничем не примечательна. Одним словом, простая советская женщина, труженица.

Еле держась на ногах, под тяжестью своих же сумок, она встала как раз около этих двоих, мирно беседующих друзей, и прислонилась куда-то головой, чтобы не упасть. Тяжело вздохнув, женщина уставилась в окно отрешенным взглядом, не замечая никого вокруг себя.

В этот момент, тот мужчина, который был похож на уголовника, вдруг встал, галантно раскланялся перед этой женщиной и с улыбкой произнес… по-английски: «сит даун плиз, мадам!!!»

Наступила длинная пауза…

Бедная женщина, сделав безумные глаза, совершенно не понимая, чего от нее хотят, отшатнулась сначала, а потом, все-таки сообразив, в чем дело, выпалила с перепугу: «Сам сиди!» – и помчалась со своими сумками в другой конец автобуса.

… «Я свое отсидел!» - крикнул ей мужчина вслед со злостью и, обидевшись, плюхнулся на свое место. Возмущению «джентльмена» не было границ! Интонации в его голосе изменились, послышалась брань на определенном жаргоне. Все это произошло так быстро, что его приятель ничего не мог понять, что же случилось?

Расстроенный мужчина стал рассказывать: «Ну, представляешь, женщине место хотел уступить, а она не захотела сесть! Ну не дура, а?»

«Хм, да…» - ответил тот, - «А какой женщине-то?»

«Да вон той» - показал обидевшийся в другой конец автобуса.

«Это что, вон той, в шапке, что-ли?» - друг его разговаривал все также спокойно, - «Да что ты» - успокаивал он друга, - « да разве ж это женщина! Разве она может быть женщиной? Ты посмотри, разве не видно, чем эта «женщина» занималась всю жизнь, а? Да ведь она всю свою жизнь выполняла план! Понимаешь??? Всю свою жизнь!!! Квартальный, годовой, пятилетний… Соцсоревнование, соцобязательства на себя брала… Она ж теперь за это всех ненавидит! Всех! Семью, мужа, детей, всех ненавидит! Всех подряд! Сейчас придет домой, всех гонять начнет…»

Тишина и спокойствие в автобусе были нарушены… Все начали обращать внимание на подвыпивших друзей. Кто-то громко возмущался хамскому поведению, кто-то улыбался, кто-то с грустью смотрел то на них, то на женщину, кто-то просто задумался. Молодежь смеялась…

И лишь только эта бедная женщина в шапке, убежавшая в самый конец автобуса, отвернулась ото всех и молча смотрела в окно автобуса… О чем она думала? Никто этого не знал…

Это было в 1992 году…




©Ольга Чекалина, © 2005-2014
olga@chekalina.ru

???????@Mail.ru