Интервью Дмитрия Набокова для документального фильма “Владимир Набоков. Русские корни

Скоростной поезд мчал нас из Женевы в Монтре – небольшой Швейцарский городок, расположенный на берегу живописного Женевского озера. В этом городе с 1961 по 1977 годы в знаменитом фешенебельном отеле «Монтре палас» жил и работал Владимир Владимирович Набоков, который, по словам Андрея Битова, «…выехал из России и покорил космос».

Мы ехали на встречу с Дмитрием Владимировичем Набоковым – его единственным сыном. Мы – это съемочная группа документального фильма о годах жизни Владимира Набокова в России.



В отеле «Сплендид», в котором у нас были забронированы номера, нас ждала директор дома-музея В.В.Набокова в С.-Петербурге Татьяна Пономарева, консультант нашего фильма, которая помогла устроить нам эту встречу. Она приехала в Монтре на день раньше нас. На следующий день 16 октября была назначена съемка, в ожидании которой волновалась вся съемочная группа. Дмитрий Владимирович был болен, и долгое время находился в клинике и мы опасались за его здоровье и за интервью, которого мы ждали несколько месяцев. Татьяна Олеговна встретила нас в отеле, сказав, что уже встречалась с ним, что все в порядке, Дмитрий Владимирович нас ждет и даже приготовил нам сюрприз – собирается прочесть несколько стихотворений отца на русском языке.

На следующий день в назначенное время к нашему отелю подъехал роскошный джип, из которого вышла эффектная дама, итальянка по имени Флоренция, помощница Д.Набокова, и на итальянском языке пригласила нас сесть в машину. Лихо управляя огромным авто, через 5 минут она доставила нас по адресу, сказав по дороге, что Дмитрий Владимирович очень волнуется, с утра репетирует стихи и даже одел по такому случаю костюм. В ответ мы сказали, что сами тоже очень волнуемся.

Дом, в котором живет Дмитрий Владимирович, находится на высокой горе, почти на самой верхней точке города, откуда открывается потрясающий вид на Женевское озеро. Да, как в…Швейцарии!



Мы вошли в дом. В дальней комнате в кресле перед круглым столом сидел Дмитрий Владимирович. На столе лежали книги и листы бумаги с печатным текстом. «Здравствуйте, проходите, пожалуйста», - красивым поставленным голосом сказал он. (Д.Набоков – в прошлом оперный певец). Мы прошли в комнату.

«Здравствуйте, Дмитрий Владимирович, мы счастливы видеть Вас»- сказала я и протянула ему руку.

Мы вручили ему привезенные из России сувениры и начали работать. Дмитрий Владимирович, невероятным образом похожий на своего отца, прочитал нам, как и обещал, несколько его стихотворений, которые очень украсили будущий фильм. Это, на самом деле, оказалось сюпризом! А потом началось интервью, которое плавно перетекло в беседу, в нее включилась вся съемочная группа. Мы разговаривали о его детстве, о родителях, о его великом отце, о России…

Как-то незаметно с темы нашего фильма мы переключились на другую, не менее интересную. Дмитрий Владимирович показал нам книгу, лежащую перед ним на столе, подписанную рукой В.В.Набокова - экземпляр книги «Другие берега» в английском варианте…

«Единственный надписанный экземпляр в квартире, все остальное в музее» - сказал он.



Рядом с этой книгой на столе лежала другая. Дмитрий Владимирович обратил наше внимание на нее. Это был сигнальный экземпляр последнего неопубликованного романа Владимира Набокова «Подлинник Лауры». Это - то самое произведение, которое вот уже 31 год хранится в Швейцарском банке. История этого романа уже превратилась в легенду. Роман был написан перед самой смертью писателя, завещавшего никогда его не опубликовывать. Жена Владимира Набокова Вера Евсеевна Слоним не смогла уничтожить рукопись и после ее смерти вся ответственность за рукопись легла на плечи их единственного сына Дмитрия Владимировича. Увидев книгу, нам стало ясно, какое решение принял Дмитрий Набоков. Еще находясь в Москве, мы слышали, что рукопись готовится к изданию. И вот теперь мы увидели ее своими глазами.

Д.Н. (Дмитрий Набоков)«У меня есть здесь американское издание, я могу показать…»

«Как интересно сделана книга, очень интересно…»



Д.Н. «Оригинально»

«Карточка, а потом текст идет…»

Д.Н. «Каждую карточку можно выдавить из страницы и их перетасовать».

«Это Вы придумали? Гениально!»

Д.Н. «Да».

«Какой у Вашего папы красивый почерк!»

Д.Н. Да, чудный, маленький, но очень четкий, очень… Его почерк навсегда сохранен в издании, которое сейчас появится, выйдет на свет 17 ноября роман, который он писал, когда умер. Он будет называться «Подлинник Лауры», «Лаура и ее подлинник» - так решили назвать ее в «Азбуке» (С.-Петербургское книжное издательство), по-английски это «Оригинал Лауры». Вот эта книга, где на каждой странице воспроизведена карточка, он писал на карточках. На каждой странице воспроизведен оригинал факсимиле, карточка его шрифтом, а внизу только текст напечатан.

«А на русском?…»

Д.Н. «Да, они собираются 25 ноября, я не знаю, выйдет ли это, мы собирались во всем мире более - менее одновременно это издать. В Италии это выйдет, одновременно потом будет французское издание, немецкое издание, испанское, вероятно японское, там я не смогу проверять, как я другие проверяю, но у меня есть хорошая японка, которая сделает это».

«Наверное, мы одни из первых, которые… прикасаются к этой книге…»

Д.Н. «…вы…первые русские. Я не думаю, что многие читатели будут рвать книжку».

«Нет, мы думаем, эту книгу ждут».

Д.Н. «Бесконечная переписка, бесконечные комментарии, некоторые, кто уже видел книгу, выражают свои впечатления. Всякие будут отзывы, это известно…»

«Интерес к книге в России очень большой, огромный…»

Д.Н. «Мне давно уже то советуют сжечь, то советуют напечатать, то много бранили, много хвалили, я мало читаю, читать все – это… времени уйдет, папа вообще не читал рецензии».

«А карточки все зачеркнуты с одной стороны…»

Д.Н. «Это папа сам сделал, чтобы по ошибке не писать с двух сторон и потом забыть,…»

«Только на одной стороне писал?»

Д.Н. «Да, нарочно ставил крест на другой… Они специальный шрифт сделали для этого издания».

«И карандашом он писал всегда…»

Д.Н. «Да, всегда номер 2, не слишком твердый и не слишком мягкий с резинкой, чтобы стирать, которая гораздо быстрее кончалась, чем карандаш. Он очень много менял, переписывал, стирал… Это будет интересное явление».

«Во всех поздних романах Вашего папы, где действие происходит не в России, всегда есть какие-то персонажы, связанные с Россией, да? Русские имена…»



Д.Н.  Конечно, да. В «Бледном огне» много есть.

«А вот в этом романе, последнем, незаконченном, здесь есть какой-то отзвук, намек?»

Д.Н. «Там есть тоже, да, да. Даже вначале есть».

«Даже вначале есть…»

Д.Н.«Не хочу вам портить удовольствие».

« Интересно, что без персонажей, связанных с Россией, все-таки ни один, даже поздний роман, уже написанный в Швейцарии, все равно не обошелся».

Д.Н. «Вы знаете русское выражение: «Русский человек – это очень забавно».

«То есть, Россия все-таки оставалась всегда с ним. Он ее не забывал?»

Д.Н. «Конечно, конечно…»



Дмитрий Владимирович оказался очень приятным собеседником, искренне был рад нашему визиту. Время пролетело незаметно и мы с удивлением заметили, что вместо тридцати минут, на которые мы рассчитывали, Дмитрий Владимирович провел с нами три с половиной часа. Было такое чувство, что мы были знакомы с этим человеком уже много много лет.

На прощание он поставил нам диск с записью арии из оперы «Борис Годунов» в своем исполнении на русском языке. Когда ария закончилась, на лице Дмитрия Набокова выступили слезы…

Режиссер Ольга Чекалина,

Швейцария, г.Монтре, 2010 год




©Ольга Чекалина, © 2005-2014
olga@chekalina.ru

???????@Mail.ru